авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Тело и телесность в немецком романтизме: концепции и образы

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Куличихина Марина Алексеевна

ТЕЛО И ТЕЛЕСНОСТЬ В НЕМЕЦКОМ РОМАНТИЗМЕ:

концепции и образы

Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья

(немецкая)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре зарубежной литературы и журналистики Института филологии и журналистики ГОУ ВПО Саратовского государственного университета им.Н.Г. Чернышевского

Научный руководитель: доктор филологических наук,

доцент Кабанова Ирина Валерьевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук

Вайнштейн Ольга Борисовна

кандидат филологических наук

Зиновьева Александра Юрьевна

Ведущая организация: ГОУ ВПО Самарский государственный университет

Защита состоится «22» марта 2012 года в ____ часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.04 при Российском государственном гуманитарном университете по адресу: ГСП-3, 125993 Москва, Миусская пл., д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного гуманитарного университета

Автореферат разослан 18 февраля 2012 года

Ученый секретарь совета,

кандидат филологических наук, доцент В.Я. Малкина

Общая характеристика работы

Центральная проблема культуры романтизма – человек, абсолютные смыслы и истины его жизни, восхищение его безграничным потенциалом и боль за умаление человека в современном мире, пролагание новых путей существования человека, общества, искусства и науки.

Двухвековая традиция изучения романтизма в литературе выдвигала на первый план духовную сферу в романтической концепции личности, однако человек интересовал романтиков как целостное телесно-духовное единство, они остро реагировали на нарушения этого единства в обществе конца XVIII – первой трети XIX века. Современные подходы к исследованию тела в литературе позволяют раскрыть важность телесного измерения в литературе романтизма.

Тело как культурный феномен оказывается в фокусе внимания гуманитарных наук начиная с 1960-х гг., по мере идущих в обществе перемен. Сексуальная революция и трансформация традиционных ролей мужчины и женщины, прогресс медицины и естественных наук приводят к повышению внимания к телу; индустрия моды и красоты, пластическая хирургия, косметическая и фармацевтическая промышленность процветают за счет насаждаемого рекламой образа идеального тела. В гуманитарном знании тело и весь комплекс связанных с ним проблем телесности становятся самостоятельным объектом исследования.

Открытию новых дискурсов телесности способствовали работы нескольких поколений философов. В работах Ф.Ницше, З.Фрейда, Э.Гуссерля, Ж.Лакана, М.Мерло-Понти, Ж.Делеза, Ф.Гваттари, Ж. Батая и в особенности М. Фуко тело рассматривается на новом философском и методологическом уровне.1



Их труды открывают новое, телесное измерение в различных дискурсах, в том числе и в литературных текстах разных эпох.

В обширной теории телесности нас интересует репрезентация тела в художественной литературе, тело как предмет литературоведческого анализа и определенный угол зрения, ключ к прочтению текста. За последние годы было опубликовано множество работ, посвященных телу в литературе разных стран и эпох, от античности до постмодернизма. В отечественной традиции образцом исследования телесности является труд М.М. Бахтина «Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса» (1965)2, но активно телесная проблематика начинает разрабатываться у нас только в 1990-х годах.3 Что касается разработки проблем телесности в литературе романтизма, зарубежные и отечественные ученые активно работают на материале английского и американского романтизма4; на этом исследовательском поле сложилась своя методология анализа телесности в литературном произведении. Для немецкого романтизма существуют работы, посвященные отдельным аспектам телесности, определенным концепциям либо конкретным авторам,5

но нет исследований, в которых телесность в немецкой романтической литературе изучалась бы комплексно, в ее развитии, в которых предлагалась бы картина эволюции представлений о теле и художественных приемов его изображения от раннего к позднему немецкому романтизму.

Таким образом, актуальность исследования заключается в том, что проблематика тела и телесности у романтиков, впервые поставивших вопросы, актуализированные сегодняшним технологическим прогрессом (об этике создания искусственного тела и интеллекта, о границе тела и техники, о критериях различения живого и неживого), системно изучается на материале немецкого романтизма.

Объектом исследования является корпус художественных и эстетических текстов немецкого романтизма, в которых наиболее показательно, с нашей точки зрения, представлены основные подходы к проблеме телесности; предмет исследования эмпирически выделенные три основные концепции человеческого тела в литературе немецкого романтизма (тело-машина, тело-знак, тело как организм), особенности их художественного воплощения в творчестве конкретных авторов, их соотношение и эволюция.

Основная цель работы – представить основные пути художественной рефлексии о теле и телесности в литературе немецкого романтизма.

Поставленной целью определяются задачи исследования:

  • систематически представить концепции тела, наличные в Западной Европе конца XVIII-первой трети XIX в. и востребованные в немецком романтизме;
  • проанализировать образы тела в избранных для рассмотрения произведениях немецкого романтизма и исследовать, каким образом преломляются актуальные в эпоху романтизма концепции тела в художественных текстах;
  • выявить эволюцию представлений о теле от раннего к позднему немецкому романтизму.

Методология исследования определяется поставленными задачами. Традиционные академические методы литературоведческого анализа, использованные в названных выше работах, сочетаются с интердисциплинарными подходами, включающими методы таких разделов современного гуманитарного знания, как история идей, теория телесности, гендерная критика. Анализ художественного текста сквозь призму разных концепций тела помогает увидеть новые аспекты в проблематике и поэтике романтического произведения.

Научная новизна исследования состоит в том, что оно сводит воедино и систематизирует представленные в критике разрозненные подходы к телесной проблематике в философии и литературе немецкого романтизма; выявляет проблемы тела и телесности в художественных произведениях немецких романтиков; дает анализ недостаточно представленных в критике аспектов романтической литературы.

Материалом исследования в диссертации являются канонические произведения немецких романтиков Новалиса, Фр.Шлегеля, Л.фон Тика, Г.фон Клейста, Э.Т.А. Гофмана. Среди затрагиваемых произведений в нашем литературоведении недостаточно изучены роман «Ночные бдения Бонавентуры» (впервые приводятся аргументы недавно установившейся в немецком литературоведении атрибуции текста Э. А.Клингеманну), повести Л.А. фон Арнима «Рафаэль и его соседки», «Майорат», новелла Э.Т.А Гофмана «Магнетизер», рамочное повествование сборника «Серапионовы братья».

Источниками исследования являются литературно-критические, философско-эстетические работы самих немецких романтиков, отечественные и зарубежные монографии и статьи по немецкому, английскому и американскому романтизму, литературоведческие работы, использующие интердисциплинарные подходы критической теории к изучению литературных репрезентаций тела и телесности.

На защиту выносятся следующие положения.

  • В результате значительных изменений в социально-культурной жизни общества, развития науки и техники на рубеже XVIII-XIX вв. менялись телесные практики, что влекло за собой философскую переконфигурацию наличных концепций человеческого тела, а в литературе – повышенный интерес к образам тела, телесной проблематике.
  • Романтики в основном не приемлют рационалистическую концепцию тела-машины, которая ограничивает свободу воли человека. Образы искусственного тела (автоматы, протезы и оптико-механические устройства, двойники, куклы и марионетки) являются у них формой критики представления о человеческом теле как о машине.
  • Физиогномика Лафатера (тело как знак) своим жестким детерминизмом также вступала в противоречие с романтическим идеалом свободной личности, но наложила сильный и разный отпечаток на романтиков разных этапов: ранние романтики изображают тело как прозрачный знак, поздние – как знак обманчивый, ложный.
  • Противоположные рационалистическим моделям тела универсализирующие концепции тела-микрокосма (ранний романтизм) и магнетического тела (поздний романтизм) в их художественном воплощении оказались наиболее созвучными дальнейшему развитию представлений о теле как организме.
  • Внимание к телу и телесности в литературе немецкого романтизма выводит романтиков на проблемы субъективности человеческого восприятия. Связанные с проблематикой телесности мотивы сна, двойничества, автомата углубляют романтический психологизм, идет выработка литературных приемов не только для развития литературного портрета XIX в., но и для изображения жизни подсознания.
  • Развитие представлений о теле в немецком романтизме шло по пути отхода от традиционной дихотомии «душа/тело», замещения ее представлением о материальном сознании, помещенном в тело, что способствовало психосоматическому осмыслению человека и развитию психоанализа и оказало значительное влияние на дальнейшую культурную и литературную традиции.

Научно-практическая значимость результатов исследования состоит в том, что его результаты могут использоваться в общих курсах истории зарубежной литературы, а также на специальных семинарах и занятиях по немецкому романтизму, теории телесности и телу в литературе.

Апробация результатов исследования. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры зарубежной литературы и журналистики Института филологии и журналистики СГУ им. Н.Г. Чернышевского. Основные положения диссертационного исследования были изложены в ряде научных публикаций, а также на следующих конференциях и научных семинарах: XV Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов», Москва, МГУ; Всероссийская научная конференция «Филология и журналистика в начале ХХI века», Саратов, СГУ; конференция “Bodies in motion”, в университете Род-Айленда, США; аспирантская конференция в University of Washington, г.Сиэтл, США; семинары участников программ «Михаил Ломоносов» и «Иммануил Кант» в г.Бонне, Германия и в Москве, междисциплинарная научная зимняя школа гейдельбергского университета „Der (un)durchsichtige Mensch. Wie weit reicht der Blick in die Person“, конференция ИМЛИ «Новалис: личность и культура».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и трех приложений.

Основное содержание работы

Введение знакомит с дискурсом телесности в немецкой романтической философии от Шеллинга до Гёрреса и содержит обзор работ по немецкому романтизму отечественных германистов в аспекте того, насколько и как в них затрагиваются проблемы репрезентации человеческого тела.6 В зарубежной германистике проблематика телесности в романтизме затрагивается преимущественно в работах последних десятилетий.7

Оценка степени разработанности проблематики в критике ведет к формулировке собственных целей и задач исследования.

Первая глава «Тело-машина: искусственное тело» представляет собой анализ художественного осмысления концепции «тело-машина» и тесно связанных с ней образов искусственного человека в немецком романтизме.





В первом разделе – «Механистическое тело у Декарта и Ламетри» – дается обзор истоков концепции «тело-машина» и философских основ механистически-аналитического подхода к человеку, ставшего основополагающим в Новое время. Декартовское представление о человеке как о живой машине, созданной Богом, отличительным свойством которой является разум, интеллект, сопоставляется с более материалистической концепцией Ламетри. У Декарта христианская дихотомия «душа-тело» преобразуется в оппозицию «тело-разум», и именно разум, осознание собственных поступков признается критерием отличия человека от механических автоматов, созданных человеком. Декарт восхищается совершенством и сложным устройством человека; Ламетри сужает понятие души до чистого разума, носителем которого является мозг. По Ламетри, телесное первично и воссоздаваемо: для него растение, животное, человек и машина – подобные и поддающиеся униформному анализу явления. У материалиста эпохи Просвещения духовное исключается из научной картины мира.

В эпоху романтизма концепция тела-машины актуализируется благодаря политическим изменениям, идущим в раннебуржуазном обществе. Как показал Мишель Фуко, в Новое время человеческое тело, становящееся объектом новых диффузных форм власти, теряет свою уникальность и идентичность, а промышленная революция превращает человека в полезную рабочую машину. Именно этому пытались противостоять романтики, изображая механическое тело в иронических и трагических тонах, так как видели в теле без души, в чисто внешней имитации человеческого тела карикатуру на человека, а в уравнении тела с машиной опасность для идентичности и внутренней свободы человека.

Во втором разделе – «Тело-машина и тема искусственного человека. Автоматы реальные и художественные» – анализируется связь концепции тела-машины и представления о создании искусственного человека, рассматриваются реальные автоматы XVIII века (Флейтист, Художник, Писарь, Музыкантша, Турок и др.) и их литературное освоение в немецком романтизме.

Стремление создать человекоподобный автомат отражает уровень механистического мышления того времени. Принципиальное различие органического и неорганического, живого и неживого было поставлено под сомнение; материя не только стала основным фокусом интереса ученых; они приписывали ей витальную способность к ощущению, чувствительность, которая ранее считалась свойством исключительно живых существ.

Создатели автоматов (Жак де Вокансон, семья Жаке-Дро, Вольфганг фон Кемпелен) стремились максимально точно воспроизвести человеческую внешность, физиологию и умственную, духовную деятельность буквально воссоздать жизнь. У романтиков это оживление неживого вызывает то негативное состояние, смесь страха, сомнения и неуверенности, которое З.Фрейд описывает в статье «Зловещее» („Das Unheimliche“, 1919). Сенсационно известные в Европе автоматы, имитирующие живых людей, были хорошо знакомы немецким романтикам и отозвались в образах их произведений.

В разделе «Части тела» анализируется художественное преломление механистического мышления, выразившееся в том, что тело стало мыслиться – и изображаться – не как нечто целое, но как разборное, делимое, набор частей. Важной темой на грани техники и тела является дублирование частей тела механическими протезами. В художественном изображении целостное гармоничное тело сменяют его детали, заостренные до гротеска акценты; отдельная часть тела может подчеркиваться, дублироваться или замещаться ее искусственным двойником – очками, париком, протезом.

Подробный анализ произведений немецких романтиков, в которых наиболее ярко раскрывается проблематика тела-машины, автоматов и механистического мышления о человеческом теле в целом, представлен в практическом разделе главы: «Тело-машина в немецком романтизме».

Одним из первых обращается к теме машинного тела Жан-Поль Рихтер (1763-1825), чье творчество занимает промежуточную позицию между классицизимом и романтизмом. В его сатирах «Люди – машины ангелов» („Menschen sind Maschinen der Engel“, 1785) и «Человек-машина» („Der Maschinenmann“, 1789) дается острая, доведенная до гротеска критика механистического мышления и сведения разнообразной деятельности человека к машинным функциям. Жан-Поль изображает людей-автоматов, лишенных свободы воли, и рисует картину механизированного общества, в котором все сферы жизни постепенно занимают машины, вытесняя все живое и человеческое.

В произведении «Ночные бдения Бонавентуры» (1804, по последним исследованиям – авторства Э. А.Клингеманна) тема машинного тела решается в театральном ключе. Это одно из первых романтических произведений, отражающих кризис субъективно-идеалистического мировоззрения йенских романтиков. Их утопия сталкивается с реальным миром, в котором человек все более низводится до уровня машины, марионетки. Персонажи «Бдений» – только условно люди; это механические фигуры, куклы, персонажи комедии дель арте, живые мертвецы. Их объединяет отсутствие свободы воли. Доминирование механистического принципа приводит автора к разочарованию, скепсису и нигилизму. Он не находит адекватной замены для утраченной дихотомии «дух-тело». Если нет духа и бога, то остается только тело – а тело бренно, лишено свободы и воспроизводимо, в итоге в мире не остается ничего живого, свободного, чувствующего, думающего.

Во многом созвучно «Ночным бдениям Бонавентуры» более позднее эссе Генриха фон Клейста «О театре марионеток» (1810). Оба автора интерпретируют идею человеческого тела-машины путем сравнения с театром марионеток, но в «Ночных бдениях Бонавентуры» вопрос ставится в философско-политическом ключе, а у Клейста в философско-эстетическом. Клейст сравнивает человеческое тело с машиной и приходит к выводу, что марионетки могут не только достигнуть уровня человека в искусстве (речь в эссе идет только о танце), но и превзойти его, так как человек слишком ограничен и отягощен своим телесным существованием.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.