авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Философско-филологическая концепция телав работах в.в. розанова, ф.ницше и м.м. бахтина

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

КИМ МИН А

Философско-филологическая концепция тела
в работах В.В. Розанова, Ф.Ницше и М.М. Бахтина

Специальность 10.01.08 Теория литературы. Текстология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва 2013

Работа выполнена на кафедре теоретической и исторической поэтики федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» (РГГУ)

Научный руководитель: доктор филологических наук
Махов Александр Евгеньевич
Официальные оппоненты: Савинков Сергей Владимирович – доктор филологических наук, профессор, Воронежский государственный университет Прохоров Георгий Сергеевич – кандидат филологических наук, доцент, Коломенский педагогический государственный университет
Ведущая организация: Институт русской литературы (Пушкинский дом) Российской Академии наук

Защита состоится «23» мая 2013 года в 17:30 на заседании диссертационного совета Д 212.198.04, созданного на базе РГГУ, по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РГГУ по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6.

Автореферат разослан «19» апреля 2013 года

Ученый секретарь
диссертационного совета С.С. Бойко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Проблема тела и телесности в наши дни становится поистине междисциплинарной, к ней подключились не только, как ранее, естественные науки (физиология, биология и др.), но и многие гуманитарные науки – философия, социология, антропология, культурология и, конечно, филология. В контексте этого обширного междисциплинарного комплекса исследований телесности философско-филологическое его ответвление обладает своеобразием, которое особенно ясно проявилось в изучаемых нами концепциях В.В. Розанова, Ф. Ницше и М.М. Бахтина.

В этих концепциях собственно филологический и философский аспекты образуют глубокое единство: философское обоснование феномена тела служит основой для филологического и поэтологического применения концептов тела и телесности. Выдвигая это утверждение, мы исходим из того факта, что европейская поэтика на протяжении всей своей истории ориентировалась на философские теории. Как замечает Н. Д. Тамарченко, «европейская поэтика в ходе своей истории неоднократно выступала в тесном и вполне добровольном союзе с философией. Это было и в момент её рождения (у Платона и Аристотеля), и на рубеже XVIII-XIX веков (у Гете и Шиллера, Шеллинга и Гегеля) и, наконец, в эпоху символизма — например, у Ницше, Вяч. Иванова и Андрея Белого, оказавших на Бахтина наиболее непосредственное и сильное влияние»1.



Тесный союз филологии и философии особенно ясно проявил себя в конце XIX — начале XX вв. И русская религиозная философия рубежа веков, и в определенной мере европейская философская традиция, служившая в этой области опорой для национальной мысли, были не только сконцентрированы на проблемах философии культуры и эстетики, но также чрезвычайно близки собственно филологической и, в частности, литературоведческой науке и ее проблематике.

Для исследования нами выбраны концепции тела и телесности В.В. Розанова, Ф. Ницше и М.М. Бахтина. Данный выбор обусловлен тем обстоятельством, что между идеями именно этих трех мыслителей прослеживается четкая логическая связь, которую можно представить в виде диалектического треугольника: тезис (Розанов) – антитезис (Ницше) – синтез (Бахтин). Мы начинаем наш анализ именно с Розанова, несмотря не то, что исторически Ницше ему предшествует. Выдвигая свою идею родового тела как автономного самоценного начала, Розанов критикует аскетизм Нового завета, но утверждает ветхозаветный культ плодородия и подчеркивает тесную связь пола с Богом. У Ницше, как атеиста, выдвижение принципа телесности (культ «дионисийского» тела), напротив, сопряжено с отрицанием Бога: он отбрасывает религиозную (в том числе и христианскую) систему ценностей, которая провозглашает потустороннюю вечную жизнь. В концепции тела у Бахтина духовное начало (в том числе христианство, критикуемое и Розановым, и Ницше) и телесное (народная культура) не исключают, а дополняют друг друга. Таким образом, бахтинское понимание тела синтезировало элементы концепции тела у Розанова и Ницше: можно сказать, что в бахтинском гротескном теле встречаются розановское «родовое тело» и ницшеанское «дионисийское тело».

Именно этим логическим движением (от утверждения телесности и Бога, но лишь ветхозаветного; к утверждению телесности, но ценой отрицания Бога; и, наконец, — к синтезу религиозных ценностей и «народной культуры») определяется структура данной работы. Мы рассматриваем концепции тела у Розанова и Ницше в одной главе (а именно, во второй), поскольку их трактовки тела развиты на основе критики христианства. В отдельной (третьей) главе мы будем рассматривать концепцию тела у Бахтина как синтез, преодолевающий ограниченность этих двух подходов. Итак, порядок «Розанов – Ницше – Бахтин», как выше нами отмечено, скорее логический (тезис – антитезис – синтез), а не исторический.

Актуальность исследования заключается в том, что философско-филологическая проблематика телесности, разрабатывавшаяся В.В. Розановым, Ф. Ницше и М.М. Бахтиным, впервые системно изучается и сопоставляется в данной работе.

Не только западными, но и отечественными литературоведами концепции тела и телесности вышеуказанных авторов изучены крайне слабо. Этот вопрос интересует в большей мере философов, культурологов и психологов, которое анализируют представления о телесности методами и в контексте своих научных дисциплин2. Тем более не проведено до сих пор и полное сопоставление философско-филологической концепций тела этих трех писателей. И хотя проблематика телесности в теоретических построениях каждого из упомянутых мыслителей неоднократно затрагивалась в отечественном литературоведении, пока не существует ни подробного системного анализа их концепций в контексте как европейских теоретических (философско-религиозных, эстетических) представлений о теле и телесности, так и дискуссий о теле в России рубежа XIX-XX вв., ни развернутого сопоставления теорий данных трех мыслителей.

Поэтому основная цель настоящей работы – выделить из теоретических построений Розанова, Ницше и Бахтина концепции тела и телесности, подробно и системно проанализировать эти концепции в философско-религиозном и филологическом контексте, как общеевропейском, так и русском, а также сопоставить вышеуказанные концепции.

Предметом исследования являются литературно-эстетические и философские концепции Розанова, Ницше, Бахтина. Объектом является концепция тела и телесности как элемент в общей теоретической конструкции литературно-эстетических учений указанных мыслителей. Из поставленной цели вытекают следующие задачи исследования:

1) выделить основные трактовки понятия тела в истории европейской философии;

2) выделить основные трактовки понятия тела в культуре Серебряного века (на основе работ В. Соловьева, Н. Бердяева и Д. Мережковского);

3) проанализировать концепцию тела в работах В.В. Розанова, Ф. Ницше и М.М. Бахтина в контексте соответствующих общеевропейской и русской традиций понимания тела и телесности;

4) на основании проведенного анализа выявить соотношение концепций тела у вышеуказанных авторов.

Научная новизна исследования состоит в том, что на основе анализа литературоведческих, литературно-критических, философско-эстетических текстов Розанова, Ницше и Бахтина выделены и системно изложены их концепции тела и телесности; эти концепции впервые сопоставлены в вышеуказанном философско-религиозном и филологическом контексте.

Степень разработанности темы. Существуют сравнительные исследования воззрений Бахтина и Ницше, затрагивающие отчасти и интересующую нас тему (И. Войцкая, Е.А. Полякова, Х. Гюнтер, А.Я. Кожурин, К.Я. Кожурин, Э. Л. Крон, Дж М. Кёртис, Э. Мазур-Матусевич). Большинство исследователей обращает внимание прежде всего на идейную близость в философии или в эстетике этих двух мыслителей (И. Войцкая, Е.А. Полякова, Х. Гюнтер, Э. Л. Крон, Дж М. Кёртис), проблема же телесности рассмотрена А.Я. Кожуриным и К.Я. Кожуриным. Последние, утверждая, что в основе ницшеанского переосмысления всех прежних европейских ценностных иерархий лежит позитивная валоризация понятий «жизни» и «тела» (то есть «живого тела»), в то же время сравнивают ницшеанское понимание тела с розановским «апофеозом телесности» или «делами плоти». Необходимо отметить, что исследователи прослеживают связь философских воззрений этих двух мыслителей с интерпретацией тела у Бахтина3.

Существует единственная сравнительная работа, посвященная сопоставлению концепций тела у этих трех авторов. Н.Д. Тамарченко, усматривая главную особенность бахтинского гротескного тела в присущем ему качестве родового тела, прослеживает традицию идеи родового тела в русской и европейской культуре на рубеже XIX и XX веков, когда тело и телесная жизнь, в особенности жизнь половая, резко противопоставлялись духовности в ее христианской трактовке, принижающей телесное начало и накладывавшее на него соответствующие запреты. Считая, что посредствующим звеном между Розановым и Бахтиным в их трактовке родового тела был Зигмунд Фрейд, Н.Д. Тамарченко отмечает и тот факт, что и Розанов, и Фрейд находились под влиянием Ницше.

Методологическими и теоретическими основаниями исследования служат вышеуказанная книга Н.Д. Тамарченко «Эстетика словесного творчества» М.М. Бахтина и русская философско-филологическая традиция», в которой обоснована эстетическая значимость проблемы тела и телесности в русской философско-филологической мысли рубежа XIX XX веков, поставлен вопрос о необходимости сопоставления концепций тела крупнейших русских мыслителей и современных им европейских философов и эстетиков, прежде всего Ф. Ницше; а также работы Дж. М. Кёртиса, Х. Гюнтера, А.Я. Кожурина, К.Я. Кожурина, Э. Мазур-Матусевич, которые посвящены сравнению идей и теорий трех анализируемых нами авторов.

Источниками исследования являются литературно-критические, философско-эстетические работы В.В. Розанова, Ф. Ницше и М.М. Бахтина, в котором обсуждается проблема тела человека: «Люди лунного света. (Метафизика христианства)», «Семья как религия», «Уединенное», «Опавшие листья» Розанова; «Рождение трагедии или эллинство и пессимизм», «Так говорил Заратустра», «Веселая наука», «По ту сторону добра и зла», «Воля к власти» Ницше; «Искусство и ответственность», «Автор и герой в эстетической деятельности», «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» Бахтина. Для сопоставительного контекста нами использованы также книги русских религиозных философов, где обсуждаются проблемы пола и любви: «Оправдание добра», «Жизненная драма Платона», «Смысл любви» В. Соловьева; «Метафизика пола и любви», «Самопознание (Опыт философской автобиография)», «Смысл творчества» Н. Бердяева; «Л. Толстой и Достоевский» Д. Мережковского.

На защиту выносятся следующие положения.

  1. На рубеже XIX — XX вв. и в Европе, и в России проявился новый подход к телу и телесности, который, в противовес традиционному христианскому аскетизму, наделял тело позитивным значением. При этом в России (в культуре Серебряного века) проблема тела обсуждается в тесной связи с религиозными проблемами; намечаются противоположные тенденции в понимании тела. Одна из них представлена в первую очередь Соловьевым, который утверждал личностное начало в телесном, а другая (в первую очередь Розанов) ставила акцент на начале родовом.
  2. Концепция «родового тела» у Розанова, отчасти связанная с идеями Ницше (антихристианские мотивы), в то же время основана на идее тесной связи пола с Богом. Этим обусловлено коренное расхождение между концепциями тела у Розанова и Ницше.
  3. Концепция «дионисийского тела» у Ницше, антирелигиозная по самой своей сути, восходит к его ранней книге «Рождение трагедии, или эллинство и пессимизм», где философ выдвигает два противоположных начала (аполлонического и дионисийского) как составляющие принципы греческой трагедии. По мнению Ницше, в истории культуры соотношением этих двух начал обуславливается и соотношение духа (души) и плоти (тела). Существенно для концепции Ницше также различение здорового и нездорового тела (данное в образе Заратустры), переносимое далее на философию и искусство. Этот перенос в конечном итоге порождает различение «эстетики избытка» и «эстетики голода», которым Ницше объясняет противоположность классической и антиклассической эстетики.
  4. Синтезируя элементы, восходящие как к Розанову, так и к Ницше, Бахтин развивает собственные представления о теле, которые представлены прежде всего в работах «Автор и герой в эстетической деятельности» и «Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса». Два извода бахтинской концепции тела обладают и различием, и сходством. Если в первой работе границы между двумя «концептуальными телами» («моим телом» и «телом Другого») сохраняются и эти тела оказываются несовпадаемыми, как несовпадаемы два сознания (эстетическая активность не позволяет разрушить границу между моим телом и телом Другого, потому что она все время работает на этой границе), то в книге о Рабле эти границы разрушены в «гротескном теле». В то же время, в обеих работах сохраняется принцип диалогизма. В первом случае диалогизм реализуется между личностями, а в последнем – между культурами (между официальной культурой и неофициальной культурой) и между эстетическими канонами (между классическим каноном и гротескным каноном).

Научно-практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут использоваться в общих курсах истории зарубежной и отечественной литературы, а также на специальных семинарах по теории тела и телесности XX в. в филологии и философии.





Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования были изложены в ряде научных публикаций, а также обсуждались на специальных семинарах Н.Д. Тамарченко.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка источников и научной литературы.

Основное содержание работы

Во введении обозначается круг рассматриваемых в диссертации проблем, объясняется, в чем состоят актуальность и научная новизна исследования, конкретизируются источники и теоретико-методологическая основа. Формулируются цель и задачи исследования.

Первая глава диссертации – «Проблема тела и пола и специфика ее постановки в культуре Серебряного века». В первом параграфе «Понятие тела, телесности и плоти» рассматривается общие языковые концепты тела, телесности и плоти в отечественных словарях. Хотя не существует общепринятых определений тела, телесности и плоти, можно все же, на основе анализа словарных определений, отражающих языковую реальность, дать им следующие рабочие определения. Тело – это материальная основа человеческой природы и физическая реальность, особенностью которой является пространственная ограниченность. Телу присуща одушевленность, оно способно к синтезу с духовным началом. Телесность, понятие, по мнению современных ученых, значительно менее определенное, выступает как представленность (фиксация) конкретного тела. Понятие телесности применяется для фиксации разных состояний биологического тела человека, возникающих под действием социальных и ментальных факторов. Понятие плоти, в общем и целом, акцентирует преимущественно вещественность и чувственность; следовательно, плоть понимается прежде всего как противоположность духовности.

Во втором параграфе «Трактовки тела в истории философии» вкратце дается обзор несколько наиболее значимых для истории западной философии концепций тела в его связи с душой (духом). В античной культуре телесность выступала как исключительно важная ценностно-значимая характеристика бытия: по характеру своего мировоззрения, античная культура – это культура чувственно-материальная, «телесная». Что же касается философского осмысления отношения телесного и духовного в человеке, то уже в эпоху античности сложилось много различных воззрений на этот вопрос. Огромное влияние на позднейшую западную философию оказали представления Платона о душе и теле. На основе строгого дуализма духовного и телесного философ отделил душу от тела, этот платоновский подход к телу затруднял позитивную оценку тела в западной философии, литературе, религии, и культуре. В то же время в античной философии постепенно складывается триада «тело-дух-душа», усвоенная позднейшей европейской культурой. Тенденция уничтожительно-пренебрежительного отношения к телу, присутствующая уже в философии Платона, нашла развитие в неоплатонизме, и прежде всего у Плотина.

В христианской традиции сложилось три основные традиции понимания тела (плоти): (1) гностическая, согласно которой тело – результат грехопадения, бесконечный источник скверны; (2) неоплатоническая, согласно которой тело, как и всякая материя, – оболочка, не имеющая той сущностной реальности, какой обладает дух; (3) патристическая, в которой принимается идея спасения и обожения тела.

Средневековая философия, исходя из идеи творения мира Богом, рассматривала природные тела как воплощение божественного замысла, как соединение формы и материи. Разделив чувственные и интеллигибельные тела, схоласты считали природные тела результатом грехопадения, а интеллигибельные тела – созданием души.

Антропоцентрическое мышление Возрождения понимало человеческое тело как микрокосм, отражающий в себе весь макрокосм. Одной из особенностей данной системы взглядов была абсолютизация человеческой личности со всей ее материальной телесностью. Социальное и телесное даны здесь в неразрывном единстве, как неразделимое живое целое.

В философии Нового времени статус тела сильно принижен. Дихотомия Декарта, противопоставляющая «res extensa» и «res cogitans» (протяженная и мыслящая вещь), привела к трактовке человеческого тела как часового автомата, как машины. Оппозиция «res cogitans» и «res corporea», то есть мыслящих и телесных вещей, не только является общей для множества новоевропейских доктрин, но и задает господствующую точку зрения на тело в западной модернистской ментальности.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:









 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.