авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Художественное время и пространство в русскоязычных романах в. набокова 1920-1930 годов

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Морозов Дмитрий Викторович

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ВРЕМЯ И ПРОСТРАНСТВО

В РУССКОЯЗЫЧНЫХ РОМАНАХ В. НАБОКОВА 1920-1930 ГОДОВ

Специальность 10.01.01 русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Кострома – 2007

Работа выполнена в Костромском государственном университете

Научный руководитель: кандидат филологических наук,

доцент

Коптелова Наталья Геннадьевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

доцент

Холодова Зинаида Яковлевна

Ивановский государственный

университет

кандидат филологических наук,

доцент

Кашина Наталья Константиновна

Костромской государственный

университет

Ведущая организация: Владимирский государственный

педагогический университет

Защита состоится «__» ноября 2007 г. в __часов на заседании

диссертационного совета Д 212.062.04 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Ермака, 39, ауд. 459.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ивановского государственного университета.

Автореферат разослан «__» октября 2007 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета Е.М. Тюленева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Среди многообразных аспектов изучения набоковского наследия особое место занимает исследование художественного времяпространства, запечатлённого в произведениях автора. В последние годы вышли в свет научные работы, достаточно глубоко и всесторонне рассматривающие проблему хронотопа в творчестве В. Набокова. В них описывается структура, характеризуются функции, определяется значение хронотопа в разных произведениях писателя-эмигранта1.

Тем не менее, до сих пор ещё нет обобщающего исследования, в котором анализировалось бы художественное времяпространство на материале сразу нескольких романов Набокова русскоязычного периода.

Следовательно, актуальность темы диссертации определяется её недостаточной разработанностью, дискуссионностью, а также значимостью для понимания творческой индивидуальности писателя.

Художественное времяпространство, как содержательная форма, вероятно, наиболее ярко проявляется именно в творчестве Набокова. Поэтому исследование хронотопа, фигурирующего в его произведениях, помогает глубже понять авторские интенции в области этического и эстетического, позволяет прояснить многие особенности мировоззрения писателя.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые предпринята попытка целенаправленного, системного исследования художественного времени и пространства как многопланового феномена в русских романах Набокова 1920-1930 годов. Разработка заявленной темы диссертации даёт возможность по-новому представить художественный мир Набокова, увидеть скрытые в глубине повествовательной ткани смыслы произведений автора.



Объектом исследования послужили несколько романов русскоязычного периода творчества писателя: «Машенька», «Король, дама, валет», «Защита Лужина», «Дар» и «Приглашение на казнь».

Предметом исследования являются временные и пространственные представления, воплощённые в русскоязычных романах Набокова 1920-1930 годов.

Цель диссертации заключается в исследовании эволюции

художественного времени и пространства в русскоязычных романах

Набокова 1920-1930 годов.

Для достижения поставленной цели предполагается решить ряд задач:

- выявить роль хронотопа в художественном мире писателя,

- охарактеризовать структуру и художественные функции основных, наиболее значимых хронотопов в выделенных романах,

- систематизировать формы художественного времени и пространства романов писателя русского периода,

- установить тенденции развития хронотопа в романном творчестве писателя 1920-1930 годов,

- соотнести логику эволюции хронотопа с изменением жанра романа в творчестве Набокова 1920-1930 годов.

Методология исследования основана на сочетании структурно-семиотического, историко-генетического и герменевтического методов анализа. Выбор методов обусловлен, прежде всего, предметом и задачами исследования.

Методологической основой диссертации стали работы М. М. Бахтина, Д. С. Лихачёва, А. Я. Гуревича, Ю. М. Лотмана, С. С. Аверинцева,

А. Б. Есина, Б. А. Успенского, В. Н. Топорова, А. Бергсона, М. Хайдеггера.

Понятийный аппарат исследования инструментирован, прежде всего, синонимичными терминами: «художественное время и пространство» (или «времяпространство») и «хронотоп». В нашей диссертационной работе мы будем опираться на классическое определение термина «хронотоп», предложенное М. М. Бахтиным.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Хронотоп является одной из важнейших доминант художественного метода Набокова, поэтому в романах писателя русскоязычного периода художественное времяпространство играет роль ключа к постижению глубинного смысла набоковских произведений.
  2. Каждый из рассмотренных романов писателя имеет собственную оригинальную систему художественного времяпространства. Но вместе с тем, из романа в роман переходят несколько основных, универсальных хронотопов: буднично-бытовой хронотоп, идиллический хронотоп, хронотоп дороги, личностный хронотоп, хронотоп Потусторонности. Эти хронотопы регулярны и образуют серии. Другие же хронотопы иррегулярны, уникальны (экзотический, иронический, игровой, «мировой»).
  3. В целом хронотопы каждого из исследованных романов Набокова образуют систему многомирия, которая имеет символистский генезис.
  4. От романа к роману формы хронотопа видоизменяются, эволюционируют. В этой эволюции можно проследить четыре тенденции: преемственности, усложнения, «модернизации» и абстрагирования. Представляется, что эти тенденции, дополняя друг друга, описывают развитие художественного мышления Набокова-романиста 1920-1930 годов.
  5. Эволюционирующий хронотоп русскоязычного романного творчества Набокова отражает развитие индивидуального стиля писателя, который постепенно усложняется и приобретает высокую смысловую насыщенность, что выражается, в частности, в совершенствовании романной формы: в появлении полижанрового романа «Дар», а также в создании оригинальных жанровых форм (например, близкого к антиутопии романа «Приглашение на казнь»).

Теоретическая значимость предпринятого диссертационного исследования заключается том, что в нём в определённой мере обогащаются представления о роли хронотопа в художественном произведении. Кроме того, в работе конкретизируется и дополняется классификация типов хронотопа, предложенная М. М. Бахтиным.

Практическая значимость работы состоит в том, что её материалы и выводы могут быть использованы при разработке общих курсов по истории русской литературы XX века, при подготовке спецкурсов и спецсеминаров по творчеству В. Набокова в практике вузовского и школьного преподавания.

Апробация работы: материалы диссертации прошли апробацию на областной научно-практической конференции «Шаг в будущее» (Кострома, 2004), на научной конференции «Россия в XXI веке: прогнозы культурного развития. Качество жизни на рубеже тысячелетий "Антропологические чтения – 2005"» (Екатеринбург, 14-15 мая 2005), на Фестивале студентов, аспирантов и молодых учёных «Молодая наука в классическом университете» (Иваново, 2005, 2006), на межвузовской научной конференции «Жизнь и судьба малых литературных жанров» (Иваново, 2005), на научной конференции, посвящённой 150-летию В.

В. Розанова (Кострома, 2006), на международной конференции «Межкультурное взаимодействие: проблемы и перспективы» (Кострома, 5-6 сентября 2006), на V Всероссийской научно-методической конференции памяти В. П. Медведева «Проблемы школьного и вузовского анализа литературного произведения в жанрово-родовом аспекте: теория, содержание, технологии» (Иваново, 30-31 марта 2006), на итоговой научной конференции студентов и аспирантов «Ступени роста» (Кострома, 2006, 2007), на научной конференции «Духовно-нравственные основы русской литературы» (Кострома, 2007). По материалам диссертации опубликовано 7 статей.

Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав разделённых на параграфы, заключения, библиографии и приложения. После введения, каждого параграфа и заключения следуют развёрнутые примечания, содержащие ссылки на источники, пояснения к тексту и размышления, имеющие косвенное отношение к предмету, но открывающие дополнительные перспективы его понимания.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются её научная новизна, теоретическая и практическая значимость. Формулируются цель и задачи, намечаются методологические принципы исследования.

Глава 1 «Художественное время и пространство в романах 1920-х годов» состоит из трёх параграфов.

В параграфе 1.1. «Художественное время и пространство в романе Набокова "Машенька"» анализируется хронотоп первого романа писателя: характеризуются его структура и функции.

Художественное времяпространство в романе Набокова «Машенька» в целом представляет собой систему, состоящую из трёх основных хронотопов. Это – буднично-бытовой хронотоп, идиллический хронотоп, хронотоп Потусторонности. В структуре совокупного хронотопа произведения также присутствуют составляющие, не входящие в «триумвират» основных хронотопов романа. К ним относятся личностный хронотоп главного героя романа и хронотоп дороги.

Буднично-бытовой хронотоп в романе «Машенька» участвует в создании образа настоящего, он характеризует ту среду, где живёт главный герой.

В названии «буднично-бытовой» отражается характеристика времени и пространства настоящего. Будничность – это определение его временной составляющей, как потока, имеющего чёткую разделённость на часы, минуты, не просто дни, а дни недели, месяца. В пансионе (ещё один элемент структуры буднично-бытового хронотопа), где живёт Ганин, время остановилось, хотя и продолжает идти в строгом соответствии с установленным цивилизацией порядком.

Пространственная составляющая характеризуется словом «бытовой», так как в романе точно описывается быт буржуазного Берлина (улицы, проспекты, дома, квартиры, поэтические салоны, редакции).

«Герметичность», характерная для буднично-бытового хронотопа «Машеньки» отражает ту высокую степень непонимания, эмоционально-интеллектуальной глухоты, что пролегла между героями произведения. Здесь, вероятно, мы наблюдаем связь романа Набокова с традицией Чехова, так тонко изображавшего трагедию людей, не способных расслышать друг друга. Очевидно, что и открытость финала «Машеньки», незавершённость романного художественного времени по-своему сближает первый роман Набокова с чеховскими произведениями («Дом с мезонином», «Ионыч», «Дама с собачкой», «Вишнёвый сад»).

Идиллический хронотоп2

в романе «Машенька» соотносится с образом прошлого, воскрешённого воспоминаниями Ганина. Мир прошлого в романе идеализирован. Там нет ни пошлости, ни призрачности, отличающих настоящее. Идиллическое времяпространство представлено как предельно реальное и конкретное (подробнейшие авторские описания времени и места свиданий Ганина с Машенькой).

Главной чертой идиллического хронотопа является его неизменяемость, статичность. При сопоставлении идиллического и буднично-бытового хронотопов выясняется, что они противополагаются по критерию примата той или иной части единого пространственно-временного континуума. В идиллическом хронотопе время уподобляется пространству (то есть значение времени редуцируется), а в буднично-бытовом хронотопе ведущая роль принадлежит временным образам.





Антитеза буднично-бытового и идиллического хронотопов формирует ведущий для романов Набокова образ двоемирия, а точнее – многомирия (если добавить сюда другие элементы совокупного хронотопа романа). Многомирие в набоковских произведениях – это иерархическая система множества пространств и множества времен, связанных воедино. Эта концепция, имеющая символистский генезис, становится своеобразным смысловым стержнем всего творчества Набокова.

У Набокова речь идет о многомирии, прежде всего, потому, что наряду с системой противоположных друг другу миров прошлого и настоящего, существует также третья составляющая совокупного художественного времяпространства романа – это таинственный Потусторонний мир, проявляющийся в снах, страхах, неожиданных предощущениях чего-то таинственного и неизбежного. Образу потусторонности в романе соответствует особый тип хронотопа.

Потустороннее – это для персонажей «Машеньки» олицетворение будущего (причем будущего не эмпирического, а запредельного, недоступного в рамках реальной жизни). Потусторонность становится и символом хаотичности бытия. Её энергии, по Набокову, могут действовать деструктивно (тяжёлая болезнь Подтягина, испытания тифом и войной, что выпали на долю Ганина). Но в то же время Потустороннее способно подарить герою возможность встречи с «гостьей из прошлого» – Машенькой. Следовательно, при всей недетерминированности инобытия, непредсказуемости и порой алогичности его проявлений, в нём сокрыты потенции Высшего Разума, чьи пути неисповедимы. Хронотоп Потусторонности философски углубляет проблематику романа «Машенька», насыщая её особым экзистенциальным колоритом.

Связующим звеном между буднично-бытовым хронотопом, идиллическим хронотопом и хронотопом Потусторонности является личностный хронотоп главного героя «Машеньки» Ганина. Личностный хронотоп – это как временное, так и пространственное воплощение персонажа. Личностное время Ганина протекает по своим законам: в его памяти прошлое на какой-то момент «возвращается», чтобы затем – «переплавиться» не в настоящее, а в будущее. Человеческое сознание, с его живой памятью и творческим потенциалом, по Набокову, становится главным условием сохранения связи времен и единства личности человека. Личностный топос Ганина – это его индивидуальный способ отношений с физическим пространством. Прежде всего – преодоление, преобразование, переосмысление пространства. Значимостью личностного хронотопа главного героя Льва Ганина в «Машеньке» акцентирована жанровая сущность произведения.

Помимо названных типов хронотопов, в художественном мире романа «Машенька» присутствует также хронотоп дороги, выделенный ещё в классификации М.М. Бахтина3, актуальный для мировой литературы в целом и играющий активную роль в организации сюжета рассматриваемого произведения.

В романе «Машенька» хронотоп становится средством создания национального образа мира, то есть выполняет и культурологическую функцию. Автор устами второстепенного героя Алфёрова транслирует мысли о том, что каждый народ, каждая нация по-своему упорядочивает пространственно-временную сферу Бытия.

Совокупный хронотоп первого романа Набокова жизнеподобен. Это позволяет говорить о том, что «Машенька» создавалась писателем с опорой на наследие великой русской литературы 19 века.

Своеобразие хронотопа «Машеньки» говорит о том, что это – произведение, по своей жанровой сущности близкое к психологическому роману. При этом «Машеньку» нельзя уложить в рамки только психологического романа. Её жанровая природа сложнее: здесь можно увидеть и признаки, в частности, социально-бытового, сатирического романов. Художественная специфика «Машеньки» как раз и определяется синтетичностью, гармоничным слиянием всех этих жанровых начал.

В параграфе 1.2. «Художественное время и пространство в романе Набокова "Король, дама, валет"» исследуется хронотоп второго романа писателя в сопоставлении с хронотопом романа «Машенька».

В совокупном времяпространстве романа «Король, дама, валет» можно выделить несколько крупных хронотопов: хронотоп вагона (дороги), хронотоп Берлина, хронотоп курорта, хронотоп Потусторонности, личностные хронотопы главных героев романа.

Характерной особенностью первых трёх хронотопов является то, что каждый из них будет двухуровневым. С одной стороны, в произведении присутствует описание просторов, огромных расстояний, а с другой стороны, – выделение мелких деталей в рамках пространства вагона, городских комнат, гостиниц. И везде автор делает акцент на существовании границ, порогов, барьеров, которыми наполнен этот земной мир.

Очевидно, специфика структуры указанных хронотопов определяется тем, что в авторском сознании проявилось наложение двух национальных концепций восприятия пространства и времени: немецкой и русской. Причём русская концепция, заложенная с детства, сыграла роль субстрата, а немецкая «встроилась» в сознание писателя позднее, во время пребывания в Германии, в эмиграции.

В романе «Король, дама, валет» совмещаются две реальности, обладающие разными, порой полярными характеристиками пространственно-временного континуума. Первая реальность – это серое, буржуазное, клишированное бытие. Вторая реальность – это инобытие, наполненное мистическим, волшебным смыслом.

Потусторонность обладает своеобразными свойствами пространства и времени, которые запечатлены в особом типе хронотопа. Если первая реальность моделирует мир, окружающий автора и читателей, то есть мир, обладающий трёхмерным пространством и необратимым временем, то вторая реальность насыщена всевозможными нарушениями закономерностей этого пространственно-временного континуума. Тем не менее, для хронотопа Потусторонности свойственна не только хаотичность пространства и нелинейность времени, но и особая целостность, своя, неподвластная разуму смертных логика.

Несмотря на трансцендентность, энтропийность и кажущуюся имморальность инобытия, его присутствие в романах Набокова всегда оправдано. Стихия хаоса придаёт смысл поступкам персонажей, они постоянно борются с внутри- и внеличностным хаосом, побеждая который, герои постепенно приближаются к человеческому духовному облику.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.