авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Художественная словесность и реальность (документальное начало в отечественной литературе хх века)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

МЕСТЕРГАЗИ Елена Георгиевна

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ СЛОВЕСНОСТЬ И РЕАЛЬНОСТЬ

(ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ НАЧАЛО В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ХХ ВЕКА)

Специальность 10.01.08 Теория литературы. Текстология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва - 2008

 

Работа выполнена в Отделе комплексных теоретических проблем Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН.

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор А. Я. Эсалнек;

доктор филологических наук, профессор Л. М. Крупчанов;

доктор филологических наук, профессор Ю. Б. Орлицкий.

Ведущая организация: Литературный институт им. А.М. Горького.

Защита состоится «_____»____________200_ года в ____ на заседании диссертационного совета Д 002.209.02 при Институте мировой литературы им. А.М. Горького РАН по адресу: Москва, ул. Поварская, д. 25а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ИМЛИ им. А.М. Горького.

Автореферат разослан « ___»____________ 200_г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат филологических наук О.В. Быстрова.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертации определяется принадлежностью обозначенного в заглавии материала к кругу коренных, наиболее важных вопросов науки о литературе, мало изученных. В то время как наиболее значимые формы взаимодействия художественной словесности и реальности находились в центре внимания на протяжении всей истории, сегодня, в условиях слома прежней идеологически ориентированной методологии отечественного литературоведения и выработки современных исследовательских подходов, особенно актуальным представляется рассмотрение той области теоретического знания, которая до сих пор почти не попадала в поле зрения ученых, а именно: проблемы документального начала в литературе как одной из составляющих взаимоотношений искусства и действительности, в ХХ веке приобретшей качественно новые характеристики, требующие историко-литературного описания и теоретико-литературного осмысления.

Степень изученности темы можно определить как невысокую. Об этом прежде всего свидетельствует отсутствие (за редким исключением) в литературных словарях и энциклопедиях необходимых статей, относящихся к рассматриваемой проблематике, отсутствие соответствующих разделов в многочисленных авторских и коллективно созданных «Теориях литературы», а также иных учебных и методических пособиях, относительно небольшое число отдельных исследований, при подавляющем большинстве из них историко-литературных. Не только в отечественном, но и в зарубежном литературоведении эта проблематика монографически не рассматривалась.

Сказанным обусловливаются цель и задачи исследования: предпринимается попытка изучить в различных теоретических аспектах феномен литературы с главенствующим документальным началом; дать историко-литературное описание явления от первых признаков «пробуждения» факта до обретения им самостоятельного эстетического значения в ХХ веке; рассмотреть и систематизировать категориальный аппарат; выявить специфику художественной образности «невымышленной» прозы и особенности функционирования «документальных» жанров.



Научная новизна работы. Диссертация представляет собой первое развернутое теоретико-литературное исследование заявленной темы. В ней впервые предпринята попытка анализа и систематизации многочисленных терминов, описывающих литературу с главенствующим документальным началом. При этом обосновывается правомерность употребления именно понятия «документальное начало» как некой стихии, не имеющей внешнего принципа, но оформляющей собой художественное целое произведения. Впервые в работе предлагается описание многоуровневой системы функционирования «документальных» жанров. Особенности художественной образности «невымышленной» прозы рассматриваются, в частности, сквозь призму «образа автора», категории, обычно изучаемой на материале «литературы вымысла». Впервые также рассмотрен феномен «наивного письма» конца ХХ века.

Гипотеза исследования состоит в выделении литературы с главенствующим документальным началом в особый вид художественной литературы с выявлением характерных, только ему присущих черт и рассмотрением важнейшей теоретической проблематики, относящейся к указанному феномену.

Материалом исследования служат как «документальные» повествования ХХ века, так и теоретико-литературные работы, посвященные изучению предмета, указанного в заглавии диссертации.

Методология анализа заключена в следовании принципам историко-типологического познания литературы с опорой на отечественную традицию. Данная методология предполагает выявление взаимосвязи единичного, частного и всеобщего как онтологической основы произведения. В качестве метода научного познания и сущностного анализа используется типологизация. «В отличие от структуралистского историко-типологический метод не “атомизирует” отдельные элементы произведения, не игнорирует системности в их содержании и поэтому не пренебрегает спецификой художественного творчества как разновидности познания»1.

На защиту выносятся следующие положения:

— литература с главенствующим документальным началом именно в ХХ веке приобрела особое значение;

— всякое произведение, в котором факт выполняет не столько служебную, сколько самостоятельную эстетическую функцию, есть произведение, принадлежащее художественной реальности;

— «документальная литература» может быть выделена в отдельный вид художественной литературы с присущей ему спецификой художественной образности;

— жанровое своеобразие литературы с главенствующим документальным началом позволяет выделить в ней чистые (первичные) и сложные (вторичные) жанры, функционирующие на нескольких уровнях. При этом именно развитие таких жанров, как «невымышленный рассказ», «документальная повесть», «документальный роман» накладывает особый отпечаток на литературу ХХ в.

Практическая значимость исследования. Материалы работы могут быть использованы при разработке современной теории литературы, подготовке спецкурсов.

Апробация диссертации. Основные положения и выводы диссертации обсуждались на заседаниях Отдела комплексных теоретических проблем Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН (2000, 2004, 2005 гг.); получили отражение в докладах на интернет-конференции «Литература и реальность в ХХ в.» (портал auditorium.ru, апрель-май 2005 г.), на круглом столе «Русский мир: концепции и реальность» (25. 04. 2007 г.), организованном РГСУ, Институтом социально-политических исследований РАН, РАСН, СП России и др., на международной конференции «Малоизвестные страницы и новые концепции истории русской литературы ХХ века» (27-28. 06. 2007 г.), организованной кафедрой русской литературы ХХ века Московского государственного областного университета, а также в монографиях «Документальное начало в литературе ХХ века» (М.: Флинта; Наука, 2006), «Литература нон-фикшн/non-fiction. Экспериментальная энциклопедия» (М.: Совпадение, 2007) и других публикациях по теме диссертации, список которых помещен в конце автореферата.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, примечаний и библиографии. Последняя насчитывает 269 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во ВВЕДЕНИИ обосновывается тема диссертации, излагается краткая историография проблемы, определяются основные цели, задачи и методы исcледования, обосновываются актуальность и научная новизна работы.

Наиболее важные теоретико-литературные аспекты темы являются предметом анализа в первой главе «ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ НАЧАЛО В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ХХ ВЕКА».

Предпосылки развития литературы с главенствующим документальным началом в ХХ в. излагаются в одноименном параграфе 1. 1.

О существовании документального начала в литературе было известно с незапамятных времен, но до определенного момента в его развитии не наблюдалось сколько-нибудь видимых перемен. Первые признаки чего-то нового обнаружились во второй половине XIX столетия. Процесс этот в определенной мере был спровоцирован, или лучше — подготовлен, самым ближайшим прошлым: эпохой расцвета культуры салонов и кружков первой половины столетия с ее культом писем, дневников, альбомов, записных книжек, записок — с одной стороны; растущей тягой к постижению «внутреннего человека» — с другой; первыми плодами разрушения патриархальных устоев и наступления века научно-технического «прогресса» — с третьей.

Нельзя также недооценивать большую роль идей и практики французского натурализма (творчество Э. Золя, братьев Гонкур, Ип. Тэна и др.) в становлении «реального письма» в России. «Со второй половины XIX столетия стремление к фактографии становится определяющей чертой русской прозы»2. В целом эпоха последней трети XIX века отличалась установкой на протоколирование, документирование действительности – не только в журналистике, но и в литературе (романы П.Д. Боборыкина, А.Ф. Писемского, «Трущобные люди», «Мои скитания. Повесть бродяжной жизни», «Москва и москвичи» В.А. Гиляровского ). И все же общее увлечение писателей «фактом» не выводило последний из прежних тесных рамок материи, подчиненной сугубой воле художника.

В XIX веке писатели в полной мере были властителями дум; творческий дар литераторов помогал читателю заново «открывать» для себя действительность. И крупнейшие писатели первыми почувствовали, что документ способен заговорить «сам по себе». Впрочем, еще до Толстого с Достоевским Пушкин в «Дубровском» привел подлинный документ – «определение суда» по делу «о неправильном владении гвардии поручиком Андреем Гавриловым сыном Дубровским имением, принадлежащим генерал-аншефу Кирилу Петрову сыну Троекурову…».

Достоевский писал Н.Н. Страхову в 1869 году: «В каждом номере газет, Вы встречаете отчет о самых действительных фактах и о самых мудреных. Для писателей наших они фантастичны, да они и не занимаются ими; а между тем они действительность, потому что они факты. Кто же будет их замечать, их разъяснять и записывать?»3.

Ему же принадлежит знаменитое высказывание: «Действительно, проследите иной, даже и не такой яркий факт действительной жизни, – и если только Вы в силах и имеете глаз, то найдете в нем глубину, какой нет у Шекспира»4.

Резкая перемена в отношении к факту и его ответная экспансия в литературу, по переиначенному выражению Ю.Н. Тынянова, произошли в пору первой мировой войны и революции. Новая волна механистического увлечения фактографией захлестнула страну в 1920-е гг. и особенно ярко проявилась в деятельности ЛЕФа. Тогда же делались попытки теоретического осмысления «документа» как литературной категории. Радикально положение изменилось после второй мировой войны. Всюду документ принялся с невероятной настойчивостью пробивать себе путь и всюду победил — и читателя, и зрителя. В качестве новой яркой вехи можно отметить конец 80-х — 90-е годы, когда документальное начало в литературе заняло почти главенствующие позиции, произведя ошеломительный эффект.

С чем же было связано обретение фактом в ХХ веке самостоятельного эстетического значения?

XX век, едва вступив в свои права, исторгнул человека из круга всего ему привычного, устойчивого и как бы само собой разумеющегося и одновременно вверг его в пучину доселе немыслимых страданий, лишений и бед, сами меры человеческого подвига и падения оказались вдруг за гранью всех возможных представлений о них. Так действительность неожиданно оказалась фантастичнее вымысла, а факты — красноречивее слов.

Родилась новая литература, устойчивого, всеми признанного имени для которой в науке нет до сих пор: едва ли не каждый называет ее по-своему и в частном порядке пытается определить ее место в традиционном ряду — «литература факта», «документальная литература» и т. д. Одно бесспорно: эстетическую значимость этой литературы определяют организующие ее факты, документы, т. е. нечто по сути своей противоположное вымыслу.





Причин, вызвавших столь мощный всплеск в развитии документального начала в литературе, много:

— «неуклонно нарастающее в литературе XX века расщепление, поляризация вымысла и правды, зачастую столь мирно неразлучных в бальзаковско-натуралистическую пору»5;

— интенсивность современной жизни и способность факта (документа), пробивая существующий штамп, дать выход «таланту самой жизни»;

— факт (документ) — «это нечто открытое, открытое для твоего свободного осмысления, нечто противоположное замкнутой в себе авторской концепции»6 и т. п.

Но главная причина все-таки кроется не в неких, что называется «технических», возможностях факта (документа) в организации художественного целого, а в его способности реализовывать ту важнейшую и труднейшую задачу, которая носит всеобщий (всемирный) характер и выдвигается на первый план в литературе XX века. Суть этой задачи, наверное, сам того не ведая, еще в 1915 году прекрасно сформулировал М.М. Пришвин: «Дело человека высказать то, что молчаливо переживается миром. От этого высказывания, впрочем, изменяется и самый мир»7.

В параграфе 1. 2. «К вопросу о терминологии» обосновывается введение такого понятия, как «литература с главенствующим документальным началом»; описывается и систематизируется существующий ныне категориальный аппарат.

Отошли в прошлое такие распространенные в литературной критике и журналистике рубежа XIX-XX веков определения, как «литература сплетен и скандалов», «литература сточных труб», «правдивая летопись», «хроника событий», «фотография с натуры», «разговор с собой» и т. п. Однако за целое столетие отечественное литературоведение не слишком далеко продвинулось в выработке категориального аппарата. Сегодня в отечественной науке в качестве синонимичных успешно функционируют понятия, не всегда таковыми являющиеся: «документальная литература», «документально-художественная литература», «газетно-журнальная документалистика», «литература факта», «человеческий документ», «литература нон-фикшн / non-fiction» и т. д. Большинство из них рождено в литературно-критической практике и «официально» наукой не признано, не имеет прочного статуса.

Удивительная разноголосица царит и в сфере таких жанровых обозначений, как «дневник», «мемуары», «записки», «автобиография», «биография» и т. п.

Именно поэтому пока оправданным представляется использование словосочетания «документальное начало в литературе», не имеющего строго терминологического характера, но вместе с тем емкого и верного по своей сути.

Наиболее часто употребляемы следующие термины:

1. «Документальная литература» («документалистика», «документальное») - единственный термин, официально закрепившийся в науке, но до сих пор трактуемый учеными по-разному. Возник, вероятно, в 20-е годы в критике и отдельных литературоведческих работах (в частности, в сборниках ЛЕФа), но еще очень долго наукой как бы не замечался – не было соответствующих статей ни в словарях, ни в энциклопедиях, ни в пособиях вплоть до конца 80-х годов. В «Литературном энциклопедическом словаре» 1987 года издания «документальная литература» определяется как «худож. проза, исследующая историч. события и явления общественной жизни путем анализа документальных материалов, воспроизводимых целиком, частично или в изложении. <...> Качество отбора и эстетич. оценка изображаемых фактов, взятых в историч. перспективе, расширяют информативный характер Д. л. и выводят ее как из разряда газетно-журнальной документалистики (очерк, записки, хроника, репортаж) и публицистики, так и из исторической прозы. С другой стороны, идейно-эмоц. содержание Д. л. сближает ее с худож. очерком и мемуарами, однако, в отличие от свободного использования ими фактич. материала, Д. л. строго ориентирована на достоверность и все­стороннее исследование документов»8.

2. «Литература факта». В научный обиход термин «литература факта» был введен в одноименном сборнике, изданном в 1929 г. под редакцией Н.Ф. Чужака9. Среди авторов знаменитой книжки – О.М. Брик, В.Б. Шкловский, С.М. Третьяков, В.О. Перцов и др.

Сам термин Н.Ф. Чужак определял так: «Литература факта – это: очерк и научно-художественная, т. е. мастерская, монография; газета и фактомонтаж; газетный и журнальный фельетон (он тоже многовиден); биография (работа на конкретном человеке); мемуары; автобиография и человеческий документ; эссе; дневник; отчет о заседании суда, вместе с общественной борьбой вокруг процесса; описание путешествий и исторические экскурсы; запись собрания и митинга, где бурно скрещиваются интересы социальных группировок, классов, лиц; исчерпывающая корреспонденция с места; памфлет, пародия, сатира; и т. д., и т. д.»10.

3. «Человеческий документ» («литература человеческого документа») часто используется в качестве самостоятельного термина. Известны три различных его значения.

а) Первое не имеет строго терминологической очерченности. В литературоведении, журналистике и критике под человеческим документом часто подразумевается вообще некое творение, запечатленное в какой-либо осязательной, уловимой форме и так или иначе свидетельствующее об авторе.

б) Второе значение близко по смыслу «документальной литературе», и чаще всего применяется по отношению к мемуарам, воспоминаниям, автобиографиям, письмам.

в) Третье значение, более узкое и специальное, ввел в научный обиход в 1970-х годах П.В. Палиевский, впервые обративший внимание на новое явление, описавший его и давший ему название.

К литературе «человеческого документа» следует относить, как отмечает Палиевский, только непреднамеренно всплывшие на поверхность “письмена”, не имевшие художественной цели. «Их выход в свет есть всякий раз несколько загадочное событие, так как никто не может с достоверностью утверждать, что создатели их – люди художественного таланта, это какое-то невольное искусство. …Но это и наделяет их особым качеством. Благодаря ему читатель спокойно видит тут в роли художника целое общество или жизнь, сотворившую и автора и документ. … Поскольку эта литература создается без писателя, как удачное выражение момента, она не может приобрести направление или составить какое-либо целое. В случайностях остаются ее сила и слабость. Этим она, между прочим, отличается и от многочисленных к ней приближений или подделок»11.

4. Достаточно часто также употребляется термин «художественно-документальная проза», вошедший в научный обиход примерно в одно и то же время, что и «документальная литература».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.