авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Жанр фэнтези в русской литературе 90-х гг. двадцатого века: проблемы поэтики

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ГУСАРОВА Анна Дмитриевна

ЖАНР ФЭНТЕЗИ

В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 90-х гг.

ДВАДЦАТОГО ВЕКА: ПРОБЛЕМЫ ПОЭТИКИ

10.01.01. – Русская литература

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

ПЕТРОЗАВОДСК – 2009

Диссертация выполнена на кафедре русской литературы

ГОУ ВПО Петрозаводского государственного университета

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Евгений Михайлович Неёлов

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, старший

научный сотрудник Юрий Иванович

Дюжев

кандидат филологических наук Надежда Вилениновна

Ровенко

Ведущая организация: ГОУ ВПО Марийский государственный университет

Защита состоится « 27 » октября 2009 года в 15.15 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.190.04 по защите диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук при Петрозаводском государственном университете (185910 Карелия, г.Петрозаводск, пр.Ленина, 33)

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Петрозаводский государственный университет» (185910 Карелия, г. Петрозаводск, пр. Ленина, 33)

Автореферат разослан « » 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук Нилова А.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

90-е гг. ХХ в. отмечены существенными сдвигами в области русской литературы. Большое распространение получила массовая литература, в жанровом составе которой наблюдаются определенные изменения – понизился статус научной фантастики. Это произошло в первую очередь из-за того, что творческие идеи предвосхищения действительности, свойственные данному жанру, в какой-то мере сомкнулись с надвинувшейся реальностью. В образовавшуюся нишу проникла новая для отечественной литературы разновидность фантастики – фэнтези. С конца 80-х по середину 90-х гг. фэнтези существовала, в основном, в виде переводных изданий. Но уже в 1994-1996 гг. широкую читательскую популярность приобретают произведения отечественных авторов. Русской литературой новый жанр с его сложившимися особенностями в плане художественной формы был не только принят, но и дополнен, изменен.

К началу 90-х гг. ХХ в. в литературоведении заканчивает формирование новая область – фантастиковедение – как вид комплексной науки. Начинается научное изучение новой жанровой разновидности в русле общего фантастиковедения, предметом которого является как традиционная научная фантастика, так и фэнтези. Но несмотря на обилие публикаций – от диссертационных работ1, отдельных монографий2 до обобщающих изданий справочного характера3, – специалисты признают, что «вопросы внутрижанровой типологии фантастики, поэтики ее отдельных типов (в том числе и историко-фантастических произведений) в имеющихся исследованиях почти не освещены», а русская фантастика последнего десятилетия ХХ в. «вообще не становилась предметом специального монографического исследования»4. Этим обусловливается актуальность данного научного исследования.



Наша диссертационная работа является одной из первых попыток целостного анализа поэтики жанровой разновидности фэнтези, выявления инварианта ее жанрового языка. В качестве материала использован ряд художественных произведений отечественной литературы, ранее в выделенной целостности для научного литературоведческого исследования не привлекавшихся.

Впервые в сферу литературоведческого анализа попадают образцы ролевой отечественной фантастической литературы и фольклора, возникшие в результате игрового последействия отдельных оригинальных произведений. Также наше исследование впервые рассматривает проблему сюжетообразования русской фэнтези. Этим определяется научная новизна работы.

Цель данного диссертационного исследования: описание основных черт поэтики новой жанровой разновидности фантастики, формирующих целостное представление о жанре русской фэнтези в 90-е гг. ХХ в.

Цель работы конкретизируется в следующих задачах:

– определить собственный методологический подход к анализу отечественной фэнтези конца ХХ в. с учетом результатов исследований как ученых-фантастиковедов, так и наиболее авторитетных литературоведов, фольклористов, мифологов, культурологов, медиевистов;

– описать и методологически обосновать игровую природу фэнтези как ее специфическую черту;

– показать обусловленность сюжетообразования фэнтези как ее игровой природой, так и ее фольклорно-мифологическими корнями;

– описать основные черты мира, воссоздаваемого в произведениях фэнтези; природу сверхъестественного в нем; определить особую роль концепта «граница»;

– проанализировать образ и функции героев фэнтези с учетом их фольклорно-мифологических генетических истоков.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Русская фэнтези 90-х гг. ХХ в. обладает не только игровой природой в плане создания фантастического образа, но и использует игру как основу для сюжетообразования.

2. Образ мира русской фэнтези конца ХХ в. в своем генезисе восходит к фольклорно-мифологическим представлениям образа «иного мира», что исключает привязку фэнтези единственно к образу средневекового мира как к модели эпохи более позднего происхождения.

3. Образ границы между «своим» и «чужим» мирами в жанровой поэтике фэнтези настолько значителен, что играет роль типологической дифференциации художественных миров и, в конце концов, закладывает основу поэтического своеобразия фэнтези.

4. Сверхъестественное в поэтике фэнтези, сосредоточенное в образе главного героя, представляет собой систему идентификации героя.

5. Система идентификации героя с опорой на сверхъестественное является синтагматическим единством, обеспечивающим основные жанровые элементы фэнтези.

Теоретико-методологической основой диссертации являются фундаментальные работы крупнейших представителей отечественного литературоведения, среди которых можно выделить труды по теории мифа и фольклора В.Я. Проппа, Е.М.Мелетинского, Я.Э. Голосовкера, А.К.Байбурина, В.В. Иванова, В.Н. Топорова, Г.А. Левинтона, Г.В. Мальцева, Д.Н. Медриша, Л.Г. Невской, С.Ю. Неклюдова, Е.С. Новик, Э.В. Померанцевой, О.А. Седаковой, Т.В. Цивьян; зарубежных исследователей: М. Элиаде, Дж. Кемпбелла, В. Тэрнера, К. Леви-Строса, Дж.Б.Рассела.

Нами были использованы труды медиевистов: Ле Гоффа, А.Д.Михайлова, Б.Л. Рифтина; научные изыскания по теории магии, колдовства и мистики – С.А. Токарева, А.Г. Кайгородова, Д.И. Чернякова, А.А.Брудного; литературоведческие труды М.М. Бахтина, Ю.М.Лотмана, Ю.Н. Тынянова, И.П. Смирнова, И.В. Силантьева, Ю.В. Манна; философские, культурологические, социологические, психологические труды Т.А. Апинян, Л.С. Выготского, В.В. Бычкова, А.Пятигорского, В.Д. Шинкаренко, С.А. Сергеева, Дж.Б.Рассел, К.А. Крылова.

В диссертации учтены изыскания фантастиковедов А.Ф. Бритикова, Т.А.Чернышевой, Р. Арбитмана, Е.М. Неелова, Е. Брандиса, В.Березина, В.Владимирского, Э.В. Бардасовой, М.И.Мещеряковой, Д. Володихина, М.С. Галина, В. Гончарова, В.Л.Гопмана, Дж. Кавелти, Р.И.Кабакова, Е.Н. Ковтун, С.Л. Кошелева, А.Е.Левина, Е. Харитонова, А.Б. Ройфе, А. Сапковского, Н.В.Тимошенко.

В результате фронтального изучения произведений фэнтези 90-х гг. ХХ в. мы проанализировали около двухсот произведений, выделив среди их авторов репрезентативную группу наиболее интересных (в художественном отношении), признанных, широко читаемых писателей. Среди них особое внимание следует уделить: А. Столярову, С. Логинову, М. Семеновой, М. Успенскому, Г.Л. Олди, М. и С. Дяченко, С. Лукьяненко, Н. Перумову, Д. Трускиновской, Э. Раткевич, А. Бушкову, Ю. Никитину, М. Фраю. В этом списке присутствуют также имена, не столь широко известные в современной фантастике, такие как: В. Пищенко, Л. Кудрявцев, В. Чирков, Н. Романецкий, М. Бабкин, С. Щеглов, В. Ночкин, П. Греус и некоторые другие. Мы включили их произведения в список анализируемых источников, т.к. поиск узнаваемой поэтической системы литературной русской фэнтези подразумевает наиболее целостный взгляд на жанровый язык этой фантастической разновидности.

Теоретическая значимость диссертации определяется возможностью использования ее результатов в разработке вопросов, относящихся к области теории литературы (проблемы типологии и эволюции жанров) и к области истории литературы (предпринята попытка целостного описания определенной жанровой разновидности, развивающейся в конкретных исторических обстоятельствах – последнего десятилетия ХХ в. в России).

Научно-практическая ценность исследования. Его результаты могут быть применены при чтении основных и специальных курсов по теории и истории литературы, а также курсов фольклора, культурологии, социальной психологии. Материал диссертации, ее основные положения и выводы использовались автором на занятиях со студентами Карельского государственного педагогического университета в спецкурсах по истории и теории фантастики («Русская фантастика ХХ века», «Создание фантастического образа»), при руководстве работой над дипломными сочинениями.

Структура работы: диссертационное исследование содержит введение, три главы: «Жанр фэнтези в России (90-е гг. ХХ в.): общие принципы поэтики», «Мир русской фэнтези», «Главные герои фэнтези», заключение и библиографический список.

Апробация диссертации. Результаты исследований послужили основой для докладов, прочитанных на ряде конференций: Международная научная конференция по теме «Русская фантастика на перекрестке эпох и культур» на базе Московского государственного университета, 2006 г.; Одиннадцатая Всероссийская научно-практическая конференция на тему «Мировая словесность для детей и о детях» на базе Московского педагогического университета 2006 г.; на Всероссийских научных конференциях на базе кафедры русской литературы Петрозаводского государственного университета, на научно-практических конференциях «От идеи к технологии» на базе КГПУ. По теме диссертации опубликовано 9 статей, которые уже нашли отклик научной общественности5.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» формулируются цели, задачи и предмет исследования, обосновывается его актуальность и новизна, дается краткая характеристика научной литературы, посвященной проблемам истории и теории фэнтези как жанровой разновидности фантастики, устанавливаются методологические принципы работы.

Представляя новый жанр, мы анализируем ряд работ, авторы которых предпринимают попытки дать определение новой разновидности фантастики. Все эти определения так или иначе сводятся к попытке различия научной фантастики и фэнтези. В фантастиковедении существует подход к разграничению жанровых разновидностей: по типу фантастического повествования – с одной фантастической посылкой и с множеством посылок. Первый тип сюжетов рассказывает о чуде, которое происходит в художественной модели мира, «соотнесенного с законами реальной, детерминированной действительности». Второй тип современного фантастического повествования связан с художественной моделью особого мира, законы которого, рассмотренные «с позиций детерминизма», представляются полным «беззаконием». В фантастиковедении принято определять художественные модели миров разных типов повествований как: 1) детерминированная модель – «рассказ о необычайном», или «повествование об удивительном», и 2) адетерминированная модель – «повествование сказочного типа»6. Соответственно, отечественное фантастиковедение относит повествование с одной фантастической посылкой к научной фантастике, с множеством посылок – к фэнтези.

Как и в зарубежной фэнтези, в основе специфики жанровой разновидности русской фэнтези лежит игровая природа, которая распространяет свое воздействие на разные уровни образотворчества этого жанра. Основанием для использования в произведениях, относимых к фэнтези, всего объема образной системы является принципиальная традиция жанра – игра с образом-стандартом7. Игра с образом-стандартом демонологического существа в современной русской фэнтези может происходить в рамках фольклорной традиции, или же персонаж может обладать обновленными чертами, полученными уже в процессе его бытования, например, в текстах молодежного ролевого фольклора. Также введение включает обзор литературы, посвященной одной из существенных характеристик фэнтези – иррациональности, или сверхъестественности фантастического мира, выделяемой критиками и исследователями как жанровый элемент языка.





В первой главе «Жанр фэнтези в России (90-е гг. ХХ века): общие принципы поэтики» дается выборочная характеристика состояния русской фантастической литературы 90-х гг. ХХ в., рассматриваются изменения, внесенные в новый жанр в процессе освоения его и определяющие новую природу мировидения (игра как основа сюжетообразования, «ролевая фэнтези»), рассмотрены взаимоотношения искусства фантастического и действительности (проблема психологического правдоподобия).

К 1990-му году стала наблюдаться некая тенденция законченности, исчерпанности идей и образов и в научной фантастике. Эту ситуацию Т.А.Чернышева объясняет истощением, или сломом парадигмы научной фантастики8, заменяя этим термином литературоведческое понятие «художественный метод». Парадигма научной фантастики советского периода включала в себя идеи-головоломки, оформляющие новизну, фантастичность и возможное постижение научной картины мира. К 90-му году ХХ века наука продолжала двигаться вперед, а научная фантастика не могла следовать за ней. Возникает подозрение, что картина мира нового возможного фантастического произведения и соответственно «новая система фантастической образности может уже не зависеть от научной идеи, когда не действуют никакие привычные законы и личность остается наедине с собой и миром»9.

В конце двадцатого века русская литература пополнилась обновившейся фантастической парадигмой, которая заставила авторов создавать так называемую «чистую фантастику» с достаточно узнаваемым жанровым языком: особенной логикой конструирования фантастического мира, спецификой сюжета, позволяющей выделить общую жанровую модель, особенностью пространственно-временного континуума, особым типом героя.

Русская фэнтези восприняла жанровую поэтику мировой фэнтези, напоминающую по своим характеристикам, выделенным Я.Э.Голосовкером, логику мифа. Рассмотрение имагинативной логики фэнтези позволяет начать разговор о специфике жанрового языка изучаемой разновидности фантастики. В соответствии с мифологической логикой имагинации мы выделили три характеристики логического построения художественного мира фэнтези: пространство вне пространства - А.Бушков, цикл о Свароге; А.Лазарчук, М.Успенский «Посмотри в глаза чудовищ»; цикл о М.Фрае, С.Лукьяненко «Ночной дозор», С.Лукьяненко, В.Васильев «Дневной дозор», и т.д.; время вне времени - В.Чирков «Замок на стыке миров», В.Угрюмова «Имя богини», М.Успенский «Время оно», Г.Л.Олди, А.Валентинов, М. и С. Дяченко «Рубеж». и т.д; антикаузальность следствия – Г.Л.Олди, А.Валентинов «Нам здесь жить», В. Ночкин «Меняла», М.Бабкин «СЛИМП» и т.д. Имагинативная логика фэнтези, с одной стороны, дает возможность выделения фантастического мира как абсолютно иного, живущего по иным законам. С другой стороны, наличие подобной логики в новом для русской литературы жанре продолжает традиции образотворчества литературной фантастики вообще.

Целостный жанровый язык зарубежной фэнтези был настолько узнаваем, что польский писатель-фантаст А.Сапковский в конце 80-х описал модель сюжета типичного романа-фэнтези, основываясь на сюжете о Золушке. На основании изменений, внесенных в известный сюжет, мы предположили, что релевантными составляющими узнаваемого жанрового языка являются следующие:

1. Меняется тип героя. Смысловой стержень, на котором веками держится волшебный сюжет, это изменение статуса главной героини. Золушка в модели А.Сапковского – героиня с правом на трон10, «герой, обреченный на геройство»11.

2. Усиливается роль образа антагониста (это уже не образ мачехи, а образ принца-вредителя «за которым закреплено обособленное пространство»12). Это повлекло в новом сюжете ряд последовательных изменений:

– сказочный сюжет о Золушке заменяется стилизацией другого типа сюжетов, содержание которых составляет поиск (квест) и борьбу с антагонистом-вредителем,

– необходимость поиска и борьбы актуализировала важность типологии пространств в фэнтези. Образ вторичного мира в современной критике фэнтези выделяется как основополагающий13.

3. Ставший очень важным «иной» мир делится аксиологически (принц – существо демоническое, и его наставник – злой колдун) и своей отрицательной частью оппозиционируется миру положительному (Золушка и фея-крестная). Возникает борьба высших сил вторичного мира, которая «и формирует облик бытия»14.

4. Увеличивается значение типа героя-протагониста, которое усиливается введением функции предсказания (пророчество).

Игровая природа фэнтези проявляется не только на уровне образотворчества, т.е. игры с образом-стандартом, но и на уровне сюжетообразования. Рассматривая проблему сюжетообразования в русской фэнтези, мы выделили два основных принципа организации художественного текста в произведениях русской фэнтези.

1) художественным материалом для комбинирования и реконструкции вторичного мира может выступать представление об исторической реальности. 2) художественным материалом для комбинирования и реконструкции вторичного мира может выступать любой чужой текст. Первый принцип организует текст таким образом, что узнаваемая реальность обыгрывается, и комбинация элементов выстраивается в новый сюжет, который, тем не менее, знаком читателям. Второй принцип являет собой игровое использование чужого текста, который, в свою очередь, может быть: 1) известным мифологическим сюжетом (или отдельной мифологией); 2) чужим авторским оригинальным сюжетом.

Мифологическая образно-сюжетная основа в качестве вторичного мира – это наиболее легко воспринимаемая фантастическая картина: все почти уже известно. Перед писателем возникают два корпуса задач: 1) корпус логических объяснений тех иррациональных событий и поворотов сюжета, что составляют фантастическую доминанту; 2) корпус оригинальных идей, вводимых автором в мифологическую картину фантастического мира.

Наиболее репрезентативные системы древних мифов, на основе которых чаще всего созидаются вторичные фантастические миры, это: германо-скандинавская мифология (А.Льгов «Олаф Непобедимый», «Тот самый Непобедимый», цикл Е. Дворецкой «Корабль во фьорде», А.Мартьянов «Звезда Запада» и некоторые другие); древнеславянская (М. Семенова «Волкодав», А. Никитин «Трое из леса», Л.Бутяков «Владигор», О.Григорьева «Колдун» и др.); древнегреческая (Г.Л.Олди «Герой должен быть один», «Одиссей, сын Лаэрта», А. Валентинов «Серый коршун», А.Звягинцев «Одиссей покидает Итаку» и др.)



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.