авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Художественная символика в прозе а.п. чехова

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Еранова Юлия Ивановна

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ СИМВОЛИКА

В ПРОЗЕ А.П. ЧЕХОВА

Специальность 10.01.01 – русская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Астрахань

2006

Работа выполнена в Астраханском государственном университете

Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент

Звягина Марина Юрьевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Жаравина Лариса Владимировна;

кандидат филологических наук

Бельская Юлия Вячеславовна

Ведущая организация: Самарский государственный

педагогический университет

Защита состоится 22 декабря 2006 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета КМ 212.009.04 в Астраханском государственном университете по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20, ауд. № 10.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Астраханского государственного университета.

Автореферат разослан 21 ноября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук,

доцент Л.В. Евдокимова

Общая характеристика работы

Творчество А.П. Чехова не без оснований считается ярким образцом русского классического реализма. Однако предреволюционная критика (В.Галанкин, П. Пильский, А. Глинка, А. Белый, Д. Овсянико-Куликовский) не раз связывала художественный метод писателя с новейшими возникающими на рубеже XIX-XX веков литературными течениями, называя Чехова «символистом», «символистом-импрессионистом».

Споры о связи творческой манеры Чехова с нереалистическими течениями конца XIX – начала ХХ века не утихали в критике и в чеховедении ХХ века, где обозначилась мысль о сложности чеховского реализма в связи с соприкосновением писателя с поэтикой символизма (М. Горький, В. Кулешов и др.). В начале ХХ века наметилась и проблема осмысленности или случайности чеховского символа, которая получила развитие в чеховедении второй половины ХХ века (А.П. Чудаков, Е.П. Червинскене, В.И. Камянов, И.Г. Минералова и др.).

Проблемой соотнесения художественного метода писателя с традициями поэтики символизма, вопросом о природе чеховского символа, малой степенью изученности специфики художественной символики в ранней прозе писателя, не совсем ясным объяснением причин плотной насыщенности «серьезной» прозы Чехова художественной символикой и определяется актуальность данного исследования.

Научная новизна настоящей работы заключается в подробном анализе ранней прозы А.П. Чехова с целью акцентирования интереса писателя к «изучению» функциональной роли художественного символа в прозаическом тексте и, следовательно, в уточнении суждений некоторых литературоведов о степени преднамеренности обращения А.П.Чехова к активному созданию символов, а также в выявлении символических моделей в прозе А.П. Чехова 1885-1903 гг.



Объектом исследования является проза А.П.Чехова 1880-1903 гг.

Предметом исследования выступает художественная символика в прозаических произведениях А.П. Чехова.

Цель работы состоит в изучении специфики художественной символики в прозе А.П. Чехова.

В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи:

1) выявить типы художественных символов в прозе А.П.Чехова и авторские предпочтения в их использовании;

2) определить функции художественной символики в прозаических произведениях писателя;

3) выявить доминирующие формы проявления художественной символики в чеховской прозе;

4) обозначить видовое разнообразие художественных символов по способу композиционного проявления в прозаическом тексте А.П. Чехова;

5) доказать факт существования в прозе А.П. Чехова символических моделей, различающихся по способу организации в них символических уровней;

6) выяснить причины образования символических моделей в прозе А.П. Чехова;

7) определить природу и истоки художественного символа чеховской прозы.

Теоретико-методологической основой диссертации послужили работы А.Ф. Лосева, М.М. Бахтина, Ю.М. Лотмана, С.С. Аверинцева, В.М. Жирмунского, Г.Н. Поспелова, В.Н. Топорова по изучению специфики категории художественного символа, исследования А.Н. Веселовского и Д.Н. Медриша по поэтике фольклора, а также работы А.Б. Есина по анализу приемов и способов психологического изображения характеров в традиции русской классической литературы. В диссертационном исследовании мы также опираемся на работы Г.П. Бердникова, Г.А. Бялого, А.П. Чудакова, Е.П. Червинскене, И.Н. Сухих, М.П. Громова, Е.С. Добина, В.И. Камянова, В.Б. Катаева, Л.М. Цилевича, В.Н. Гвоздея, Э.А. Полоцкой, обозначивших ключевые проблемы в изучении творческого наследия А.П. Чехова.

Методика исследования базируется на принципах системного и типологического подходах, методах структурного и сравнительного анализа.

Теоретическая значимость исследования определяется выявлением и изучением форм и способов проявления художественной символики в прозе А.П. Чехова, классификацией символических моделей по особенностям организации и выявлением их многоуровневой структуры, раскрытием особенностей процесса символизации индивидуально-авторских деталей в прозе А.П. Чехова.

Практическое значение диссертации состоит в том, что ее результаты могут быть использованы в качестве материалов для курса «История русской литературы второй половины XIX века» в школе и вузе, при подготовке спецкурсов и спецсеминаров по творчеству А.П. Чехова.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Художественная символика в прозе А.П. Чехова представлена типологическим многообразием символов; все типы символов функционально равнозначны для писателя на любом этапе творческой эволюции; выбор того или иного типа художественной символики в конкретном прозаическом произведении зависит от присущей данному типу символа функциональной природы.

2. Любой тип символа в прозе А.П. Чехова многофункционален и гипотетически может выполнять характерологическую, психологическую, оценочно-критическую, эмоционально-экспрессивную, аналитическую функции; доминирование той или иной функции символа зависит одновременно от типологической разновидности символа и от возложенной на него художественной нагрузки.

3. Доминирующей формой проявления художественной детали в прозе А.П. Чехова является ее акцентирование в структуре тропов, последующая символизация которых приводит к образованию символических сравнений, метонимий, синекдохи, метафор. Символические детали включаются в прозаические тексты в системе художественного портрета, пейзажа, интерьера.

4. Разнообразие композиционного проявления художественных символов в прозаических произведениях А.П. Чехова определяет их видовую классификацию, в которой обозначены линейные, мерцающие, кольцевые, эпизодические символические детали.

5. Для прозы А.П. Чехова характерно существование символических моделей, образованных различными типами художественной символики и организованных по принципу последовательного, смежно-последовательного и смежно-контрастно-последовательного сцепления символических уровней.

6. Появление символических моделей в прозе А.П. Чехова обусловлено спецификой авторской художественной философии и особой обобщающей ролью символа в отображении явлений реальной действительности.

7. Смысловая перспектива чеховского символа направлена на отображение отдельных явлений реальности и установление их внутренних закономерностей с последующим концептуальным обобщением типологических признаков этих явлений. Истоки чеховской художественной символики обнаруживаются при сопоставлении ряда символов писателя с универсальными символическими образами мировой культурной традиции, а также при изучении художественных «экспериментов» А.П. Чехова по созданию индивидуально-авторских символов.

Апробация диссертации: основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в докладах на итоговых научных конференциях АГПУ (АГУ) (Астрахань, 1999-2002, 2006), в докладе на конференции «Современные проблемы русистики и их интерпретация в системе «Школа-вуз» (Астрахань, 2001), в выступлении на Кирилло-Мефодиевских чтениях (Астрахань, 2006). По теме исследования опубликовано 9 работ (тезисы – 3, статьи – 6).

Структура диссертации обусловлена поставленными целью и задачами исследования. Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения и Списка литературы.

Основное содержание работы

Глава первая. Типология и функции художественной символики в прозаических произведениях А.П. Чехова.

В параграфе первом «Символические детали чеховской прозы: поиск художественного своеобразия» показан процесс последовательного освоения писателем различных типологических разновидностей художественной символики. Факт осмысления Чеховым роли символа в реалистическом произведении подтверждается в процессе наблюдения за сменой символических приоритетов писателя в использовании какой-либо типологической разновидности символа.

В рассказах «Письмо к ученому соседу», «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь», «Папаша» внимание писателя приковано к анималистической детали (стрекоза, баран, жук, собака и т.д.) и изучению ее многофункциональности. В основном анималистические символы направлены на реализацию комической функции, однако за явным комизмом детали у Чехова скрывается характерологическая, оценочно-критическая и аналитическая функции символов. Анималистическая символическая деталь в рассказах Чехова характеризует героев с точки зрения интеллектуальных, нравственных качеств, социального поведения, отражает глубокое несовершенство человеческого облика, духовное обмельчание людей. Способность анималистической детали к глубинному разностороннему анализу образов чеховских героев доказывает, что в использовании данного типа деталей писатель сумел избежать аллегорической однозначности образов.

Творческий «эксперимент» по изучению функций анималистической символики находит продолжение в создании символических картин с использованием анималистических образов в произведениях «В вагоне» и «На волчьей садке». Символические картины становятся новым типом иносказательности в ранней прозе Чехова, обладающим большим потенциалом художественного обобщения, направленным на отражение одичания, духовной деградации общества как массового явления.

Уже в ранней прозе Чехов сумел создать определенный набор индивидуально-авторских символов, которые затем образовали стабильный спектр чеховских анималистических символов. Например, сходное с ранней прозой анималистическое сравнение героя с жуком и собакой находим спустя несколько лет в рассказе «Учитель». Символическое сравнение героев с бараном после использования его в рассказе «За двумя зайцами...» становится устойчивым элементом чеховского повествования и, более того, в процессе творческой эволюции писателя постепенно наполняется новыми, иногда противоположными значениями, например, в рассказах «Баран и барышня», «Дурак». В прямо противоположных значениях в чеховском творчестве может выступать и «птичья» символика (ср. «Агафья», «Княгиня», «Цветы запоздалые», «Обыватели»).

Учитывая недостаточные возможности анималистической символики в выполнении психологической и характерологической функций, Чехов постепенно приходит к освоению предметной и цветовой символики, природе которых свойственны названные функции. В рассказе «Корреспондент» писатель впервые осуществляет «эксперимент» по сочетанию данных типов символов для отображения мироощущения и образа жизни «маленького человека». Образ чеховского героя разносторонне раскрывается через такие предметно-цветовые детали-символы, как поношенная шинелька, фуражка, поношенный сюртук со светлыми пуговицами.





Начиная с рассказов «Живой товар» и «Цветы запоздалые», писатель обращается к пристальному изучению функциональных возможностей цветовой символики. В этих рассказах оформляются стабильные для чеховского художественного мира символические значения красного, белого, розового цветов. Параллельно в творчестве писателя происходит функциональное освоение и смысловое наполнение символики серого цвета – лейтмотивного для художественного мира писателя («Цветы запоздалые», «Мелюзга», «Зеркало»).

С 1883 года иносказательная система чеховского художественного мира пополняется символикой пейзажных зарисовок, которая, пожалуй, окончательно осваивается писателем в рассказе «Осенью» (1883). В символике пейзажа писатель обнаруживает доминирование психологической функции. В 1883-1884 гг. Чехов оценивает способность предметных символов участвовать в создании символико-обобщающих картин для отражения отдельных закономерностей человеческой жизни и людских взаимоотношений («На гвозде», «На кладбище», «Маска»).

Отметим, что уже в самых ранних чеховских рассказах обнаруживаются философско-концептуальные образы-символы, обобщающие явление «хамелеонства» («За двумя зайцами…», «Папаша», «Корреспондент», «Двое в одном» и т.д.), явление «тряпичных натур» («Тряпка», «Ниночка» и др.). Подобные образы в творчестве Чехова открывают галерею «сквозных» символико-концептуальных образов. В прозе писателя 1880-1885 гг. обнаруживаются также «сквозные» символические мотивы скуки, уныния, хмурости, символические обобщения футлярного образа жизни. Подобная совокупность символов отражает духовно-нравственное состояние исследуемого писателем общества.

Таким образом, в художественном мире Чехова 1880-1885 гг. функционально оформляются и получают индивидуально-авторское наполнение многие типологические разновидности художественной символики, которые впоследствии станут составляющими чеховских символических моделей.

Во втором параграфе «Формы и способы проявления художественной символики в прозе А.П. Чехова» рассматриваются особенности акцентирования символических деталей в прозаическом произведении.

Включение художественной детали в структуру тропов является у Чехова доминирующей формой актуализации символа и его художественных функций. Выделение символов производится в составе сравнений, метонимий, синекдохи, метафор.

В структуру сравнения символы могут включаться в составе традиционных сравнительных оборотов или сравнительных придаточных предложений: «Папаша искоса, как собака на тарелку, посмотрел на портьеру» («Папаша»); «Пятигоров сделал губами так, точно хотел сдунуть со щеки муху» («Маска»). Символические образы могут быть заключены и в бессоюзные сравнения, выраженные распространенными приложениями: «простите меня, батюшка, насекомого еле видимого» («Письмо к ученому соседу»). Бессоюзные сравнения также образуются формой творительного падежа: «А действительно, что я дураком был. Баран бараном…» («Дурак»). Нередко писатель создает оригинальные формы развернутых сравнений (сравнение героев с тараканом – «Мелюзга», с собакой и свиньей – «Крыжовник»).

Выявление доминирующей функции символического сравнения зависит у Чехова от выбора уточняющих определений или других уточняющих слов. В сравнениях «глядел, как глядит пойманный волк» («Барыня»), «она, бледная, неподвижная, как статуя» («Егерь») уточняющие определения актуализируют психологическую функцию символов. В уточняющих словах сравнений «жил, как птица небесная» («Агафья»), «стояли, как столбы, не шевелясь» («Счастье») доминирует характерологическая функция символов. Оценочно-критическая функция символа обозначена уточняющим эпитетом в сравнении «большое, черствое, как мозоль, тело мельника».

Соединение в структуре сравнения основания для сравнения, символических намеков и уточняющих эпитетов усиливает одну из важнейших функций символических сравнений – анализирующую функцию. Ключевые образы сравнений обозначают не только черты характера и индивидуальные недостатки чеховских героев, но – главное – авторские обобщения относительно особенностей человеческого мышления, взаимоотношений людей, условий формирования мировоззрения, системы ценностей.

Не случаен у Чехова и выбор формы построения символического сравнения. К использованию формы союзного сравнения писатель прибегает при акцентировании наиболее ярких, расхожих значений символа, поскольку союзные сравнения обладают свойством кратковременной концентрации внимания на объекте сравнения. Дополнительные же оттенки семантики символа высвечиваются в процессе дальнейшего повествования. К формам бессоюзных сравнений писатель обращается с целью указания на теснейшее сходство сравниваемых образов, ведь подобные формы сравнений особенно плотно соединяют субъект и объект сравнений, практически отождествляя их, что стимулирует читателя к продолжительному сосредоточению на объекте сравнения и осмыслению значений символа.

Не менее значимой формой выделения символической детали в прозе Чехова становится ее включение в структуру метонимии, поскольку одной из главных функций этого тропа является концентрация внимания на том или ином признаке или предмете, их зрительное выделение.

В выборе метонимий писатель отдает предпочтение метонимии признака, которая строится с использованием имени прилагательного: «старичок со светлыми пуговицами» («Корреспондент»), «мужчина с павлиньими перьями» («Маска»). Определение, данное предмету, способствует более конкретному уточнению детали, расширяет ее характеристические возможности. Метонимии признака в наибольшей степени присуща анализирующая функция, что является очень важным условием для более углубленного толкования символической детали. Основной внешний признак человека, зафиксированный в структуре метонимий, является одновременно выразителем внутренней сущности чеховских героев, что говорит о выполнении символическими метонимиями характерологической и оценочно-критической функций.

Нередко в художественном мире Чехова поднимается до символического обобщения и становится выразителем многозначной авторской идеи особая разновидность метонимии – синекдоха. Синекдоха помогает Чехову не только выделить важную символическую деталь, но и актуализировать ведущую функцию этой детали. Например, в рассказе «Ты и вы» создание метонимии происходит в процессе градационного описания: «В дверях показывается паукообразное тело – большая мохнатая голова с нависшими бровями и с густой растрепанной бородой», «голова хрипит». Процесс преуменьшения, заложенный в литоте, явно распространяется на слабые качества ума Филаретова и беседующего с ним следователя. В данной символической метонимии доминирует оценочно-критическая функция, однако функции символических метонимий у Чехова разнообразны.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.